Ирина Попова: Откладывая развитие. Чего ждут собственники региональных промышленных объектов.

Автор: Ирина Попова, стратегический консультант, генеральный директор консалтингово-тренинговой компании GET Global \ ASTG Russia, к.с.н., входит в топ-10 бизнес-коучей России.

Текущий момент можно назвать переломным для российской промышленности. Многие производства, сохранившиеся с советских времен, и попавшие в руки частных собственников, находятся на этапе, когда старые фонды уже устарели, а на их обновление средства не выделяются. Что ждет такие предприятия и чего ждут их собственники? Что будет с нашей промышленностью и что в этой связи делать?

После перестройки произошло то, что товарищ Маркс назвал бы первой волной  первоначального накопления капитала в нашей отдельно взятой стране.

БОльшую часть крупных предприятий “взяли и поделили” между собой выходцы из госструктур. За этим последовали следующие волны, в том числе произошла перепродажа объектов иностранным компаниям, а также образовалась небольшая прослойка российских предпринимателей, никогда не принадлежавших к государственным функционерам. Но их удел, как правило – малый и средний бизнес. Мало кто из них сейчас владеет по-настоящему крупными компаниями.

Промышленными предприятиями, перешедшими в частные руки выходцев из партийных лидеров и высокостатусных силовиков, часто управляли и формально владели, казалось бы, не причастные к своим покровителям руководители. Тем не менее, эти связи легко прослеживаются и до сих пор.

Ex-партийцы и силовики и сейчас продолжают процесс взаимного передела активов. К чему это приводит?

Работая с региональными промышленными предприятиями, мы видим нерешительность их собственников – настала пора инвестировать в развитие активов, но неизвестно, кто завтра будет владеть этим предприятием. И дадут ли компании зеленый свет на магистралях крупных бизнес-игр?

А ведь текущая картина, за редким исключением, весьма плачевна: фонды, которые эксплуатировались в течение последних 20-25 лет сугубо на инерции, уже больше нельзя назвать эффективными средствами производства, а продукцию – конкурентоспособной как по стоимости, так и по качеству.

Произошло и значительное моральное устаревание производимых товаров. При этом территории и помещения огромны, а налоги и коммунальные платежи растут. Да и штат персонала на таких предприятиях, как правило, очень большой.

Это означает, что эти организации как бизнесы становятся уже не столь интересными их собственникам.

И при этом, потребность в их продукции в стране есть. Но клиенты отдают предпочтение аналогичным западным товарам – они дешевле и лучше. Или просто лучше и эффективнее.

В чему это может привести? Ответ очевиден. Нашу промышленность уже можно заносить в красную книгу.

Относительно хорошо живется только ресурсодобывающим и перерабатывающим предприятиям, оборонке, а также некоторым фармацевтическим компаниям . И тем производствам, которые были куплены или организованы иностранными компаниями.

В то время, как собственники пребывают в нерешительности, что делают управляющие?

Есть несколько вариантов: кто-то искренне старается вывести предприятие из кризиса, но, при общей нехватке ресурсов на преобразования и решимости ими заняться, все едва держится на старом костяке преданных производственников, работающих на местах.

Кто-то старается получить быстрый прирост в эффективности, сокращая расходы, и краткосрочно у них даже что-то получается. Но в целом это картину не улучшает. Наоборот – дестабилизирует и без того шаткую систему.

А некоторые активно пользуются ситуацией в личных целях.  Вот совсем недавно мы поинтересовались судьбой своего клиента - производственного предприятия: как происходит намеченная реорганизация производства? Но руководству было не до проблем предприятия – консультанты, как оказалось, работали скорее для имитации бурной деятельности. Вместо этого руководитель решал задачи по улучшению собственного благосостояния. Его «улучшения» были остановлены собственниками, когда оказалось, что он пытался вывести акции дочернего предприятия на большую сумму. И такие случаи – далеко не редкость.

Что же будет с нашей промышленностью?

Радует тот факт, что на государственном уровне декларируется курс на восстановление производственного потенциала страны. И в этой связи выделяются значительные средства. Только вопрос – какая часть из них все-таки окажется потраченной на дело? И на какое дело? И кому эти деньги достанутся, а кому нет?

Что же делать? Конечно, сильно помогла бы определенность по части передела. Но пока она наступит, наша Красная промышленная книга может уже запылиться.

Немного утопической для либеральной экономики, но вполне реализуемой, исходя из особенностей российской реализации механизма свободной конкуренции, представляется идея каскадировать отраслевые стратегии, которые слишком расплывчаты и недостаточно оцифрованы (например, в стратегии развития фармацевтической отрасли говорится: локализовать 50% производств. А в чем мерять? В упаковках, деньгах, квадратных метрах? Локализовать фасовку или производство самих активных компонентов?), проведя масштабную работу по разработке и взаимной интеграции стратегий развития российских промышленных предприятий. Надо оговориться, что стратегии у ряда производств есть.  Но их качество не всегда удовлетворительно.

Что понимается под взаимной интеграцией стратегий: во-первых, при развитии предприятий возможна значительная синергия. И ее можно реализовать, как это попытались сделать, к примеру, в ОАКе. Правда, этот опыт был не самым удачным – предприятия, которые удалось вывести из состояния убыточности оказались в одном «котле» с сильно отстающими в финансовом плане компаниями.

В нашем случае, можно было бы попробовать наладить запланированные товарно-денежные отношения между предприятиями, при условии производства более качественной продукции потенциальными партнерами. И многие производственные компании были бы весьма заинтересованы в подобном управляемом сбыте. По сути, это было бы похоже на плановую экономику, но в капиталистическом исполнении.

Во-вторых, такая интеграция возможна на уровне организации, если можно так сказать, государственного управленческого учета. Чтобы можно было не только спланировать государственные инвестиции и отдачу от них в совокупности по отраслям и секторам экономики, но и отслеживать выполнение намеченных показателей как по предприятиям, так и по отраслям в целом.

В-третьих, стратегии многих из таких организаций будут во многом схожи. И это позволит не только не изобретать велосипед каждый раз, что снизит расходы этих бизнесов, но и выработать общий вектор развития предприятий, их совокупную для страны продуктовую матрицу. Конечно, с соблюдением требований ФАСа. В частности, это позволит наладить системную работу по организации международных партнерств, патентную поддержку, обмен лучшими практиками в области реорганизации основных фондов, работы с трудовыми коллективами и так далее.

Что значит организовать масштабную работу по разработке и интеграции стратегий? Подобную деятельность вполне можно осуществлять в рамках таких организаций, как, к примеру, ТПП (Торгово-Промышленных Палат) и ЦМТ (Центров Международной Торговли или WTC –World Trade Centers).

Конечно, сами стратегии стоит разрабатывать не силами сотрудников ТПП, там пока нет таких компетенций, но силами привлеченных специалистов, как это делается сейчас в программах развития предпринимательства в регионах, когда люди с удовольствием приходят на бесплатные учебные программы, общаются с консультантами по юридическому и бухгалтерскому сопровождению.

В целом, и региональные ТПП, и ЦМТ в данный момент наращивают свою активность, при том, что раньше эта деятельность была менее заметна для бизнесов.

Их главное отличие друг от друга в том, что Центры Международной Торговли призваны налаживать международное сотрудничество, и могут начать играть важную роль в ситуации вступления в ВТО. Так, по правилам всех WTC,  они обязаны предоставлять справки по локальным субъектам хозяйственной деятельности, экономической ситуации и так далее.

Торгово-промышленные палаты, в свою очередь, призваны налаживать взаимодействие между предприятиями, оказывать влияние на развитие региональных экономик и транслировать государственную поддержку.

Интересно, что за границей ТПП играют важнейшую роль в экономике регионов и стран. Например, если наши ТПП могут только консультировать, устраивать мероприятия, обучать и собирать членские взносы, то европейские ТПП могут также принимать решения финансового характера и субсидировать бизнесы, заниматься улаживанием конфликтов интересов и т.д.

Видимо, к этому идеалу (активная работа с бизнесами, определенно влияющая на экономику) и стремятся российские аналоги Палат.

Важно, что как ТПП, так и ЦМТ представлены в разны регионах, хотя при этом ЦМТ только разворачивает свою региональную сеть.

Таким образом, эти организации могли бы стать хорошими площадками для поддержки региональной промышленности и производителей. Совместно с ТПП и ЦМТ стратегические консультанты могли бы:

-          организовывать обучения по стратегическому управлению, реорганизации производств, кадровому аудиту, выстраиваю бизнес-процессов и оргстурктур, Lean-технологиям и многим другим важным и жизненно необходимым для нашей промышленности направлениям

-          проводить стратегический анализ и стратегические сессии, сопровождать внедрение стратегий

-          на уровне страны интегрировать стратегии и составлять отраслевые продуктовые матрицы, в том числе – по внедрению новых продуктов и технологий, в связи с имеющимися технологическими форсайтами, направлять предприятия к соответствию отраслевым стратегиям

-          формировать модели управляемого внутреннего спроса

-          поддерживать организации на пути соответствия вводимым стандартам (например, стандарты GMP для фармацевтических производств).

Такая работа позволила бы транслировать государственные стратегии и ожидания от бизнесов в этой связи, форсировать развитие предприятий.

Конечно, в масштабах всей страны организация такого проекта может показаться сложной. Тем не менее, запустили же на базе Торгово-Промышленных Палат программы поддержки и развития малого предпринимательства, молодежных проектов. И для начала, надо сказать, неплохо. Мы принимали участие в таких проектах как компания –партнер, предоставляющая тренеров и консультантов, и получали много благодарностей со стороны тех, для кого этот проект был запущен. Конечно, в этих программах еще есть над чем работать. Но начало положено. Теперь пора бы заняться и крупными предприятиями.

Понятно, что предложенная концепция имеет добровольно-принудительный характер с позиции производств, на поддержку которых она направлена, в отличие от работы с малым бизнесом.

Почему предприятия должны захотеть принять участие в таких программах по созданию стратегий? И как избежать чрезмерного влияния со стороны государства, обеспечить конфиденциальность, соблюсти условия поддержания конкурентной среды? Предвосхитив эти вопросы и продумав соответствующие им решения, можно выстроить оптимальную систему стратегической поддержки предприятий как в процессе разработки стратегий, так и в процессе реализации.

А тем временем, возможно, снизится и неопределенность с вопросами собственности. Хотелось бы верить, что это произойдет раньше, чем будет совсем поздно и останется только «до основания, а затем…».